«Jour se lève, le», 1939. Французский предтеча нуаров

Jour se lève 1939 Marcel Carne Jean Gabin
«День начинается» — фильм Марселя Карне, построенный на флэшбэках. Франсуа (Жан Габен) убивает Валентина (Жюль Берри). Осаждённый полицией, Франсуа вспоминает предшествующие события. Он оказался связанным любовными отношениями одновременно с двумя женщинами. Платонически он любил Франсуазу (Жаклин Лоран), а спал при этом с Кларой (Арлетти). Одновременно с ним на обеих женщин претендовал Валентин — жестокий дрессировщик собак…

Jour se lève 1939 Marcel Carne Jean Gabin
«День начинается» — один из первых фильмов, предложивших подобную драматургическую конструкцию, когда вся история рассказывается в череде флэшбэках. Сам приём существует очень давно, но использовался в основном для отдельных эпизодов и сцен. Время поэтического реализма подходит к концу, фильмы Карне становятся всё более мрачными и фаталистичными. У героя Габена из «Набережной туманов» ещё был шанс спастись. Здесь же сразу расставлены все точки над «и». Мы сразу знаем о трагедии, а лишь потом нам дополнительно показывают, что Франсуа — человек безвольный и плывущий по течению туда, куда его вынесет река жизни. Для наполненной фатализмом картины флэшбэк — идеальное композиционное решение, когда зритель сразу знает о предначертанном финале и лишь смотрит за терзаниями главного героя, который не в силах ничего изменить. Лишение зрителя надежды усиливает погружение в драму героя.
Сценарий написан всего для четырёх актёров. Две полярные женщины, одна из которых олицетворяет любовь земную, а другая — любовь небесную и двое мужчин, слабых и тёмных. Валентин — злодей яркий: Жюль Берри немного наигрывает. Габен прекрасен и ловко совмещает тонкую актёрскую игру с экспрессивной. Его Франсуа — убийца, о чём зритель знает с самого начала, но большая часть картины даже и намёка не даёт на подобную возможность. Здесь можно вспомнить ещё одного героя Габена — машиниста Жака Лантье из ещё более мрачного и ещё более фаталистского фильма Жана Ренуара «Человек-зверь». Там судьба тихого машиниста, в котором прячется маньяк, была предрешена ещё до его рождения.
Фатализм, роковая женщина и флэшбэки позволяют говорить об этом фильме, как о предтече нуаров, которые вот-вот начнут появляться на американских экранах и впитают в себя как черты фильмов Марселя Карне, так и черты немецкого экспрессионизма.

P. S. Марсель Карне, построивший в павильоне квартал с высоким узким домом — местом действия фильма, аллегорически повторяет легендарную вертикальную панораму из «Седьмого неба» Фрэнка Борзейги, но у Борзейги она идёт на семь этажей вверх — на небо, а у Карне — на шесть вниз, в ад.

Добавить комментарий