«Три тополя на Плющихе», 1967. Короткая встреча в Москве

Три тополя на Плющихе 1967
Татьяна Лиознова сняла «Три тополя на Плющихе» по рассказу Александра Борщаговского. Деревенская женщина Нюра (Татьяна Доронина), жена угрюмого бакенщика Гриши (Вячеслав Шалевич) едет в Москву продать мясо, а заодно навестить золовку Нину (Алевтина Румянцева). У трёх вокзалов Нюру подбирает холостой таксист Саша (Олег Ефремов), потерявший всех родственников в блокаду. Нюра приглянулась таксисту, и он долго возит её кругами по Москве, прежде чем подвезти на Плющиху к Нине. По дороге Саша покупает билеты в кино и назначает Нюре вечером свидание. Однако, Нюра, которой Саша также понравился, после мучительных терзаний всё-таки не выходит из квартиры Нины на призывные гудки таксиста…

Три тополя на Плющихе 1967
Красивая и нежная картина Татьяны Лиозновой вобрала в себя множество элементов оттепельной эстетики: тонкий лиризм, ослабленную фабулу, яркие сны героини, чёрно-белые пейзажи влажной летней Москвы (оператор — Пётр Катаев), проблематику столкновения города и деревни. Центральные актёры картины Олег Ефремов и Татьяна Доронина очень хорошо играют, но не очень точно подобраны. Если в Ефремове ещё можно увидеть таксиста, то в ухоженной утончённой Дорониной сразу виден «городской житель». Она очень старается, но в данном случае психофизика не даёт себя обмануть. При этом очень тонко, на нюансах показано развитие отношений двух незнакомых людей из совершенно разных сред обитания, которые неожиданно обнаруживают своё духовное родство. На уровне фабулы фильм близок к шедевру Дэвида Лина «Короткая встреча», где также мимолётное увлечение замужней женщины не перейдёт в плотскую стадию отношений и навсегда останется в её памяти мигом счастья среди бытовой рутины. Лиознова также точно улавливает этот воздух промелькнувшей любви, которая теперь будет согревать Нюру в минуты тягостного деревенского быта с двумя детьми и неласковым мужем.

«Рабочий посёлок», 1965. Трудности мирной жизни

Рабочий посёлок 1966
«Рабочий посёлок» снят Владимиром Венгеровым по повести Веры Пановой, которую она написала специально для экрана. В основе повествования лежит история слепого ветерана Леонида Плещеева (Олег Борисов), который, будучи, не в силах адаптироваться к послевоенной жизни и своей травме, становится алкоголиком. Его жена Мария (Людмила Гурченко) уезжает вместе с сыном к родственникам на Алтай, но мальчик сбегает и возвращается к отцу. Параллельно истории реабилитации Плещеева рассказываются истории восстановления Ижорского завода и окружающего посёлка, любви сослуживца Леонида с местной вдовой, борьбы за кресло директора местного завода.

Рабочий посёлок 1966
Владимир Венгеров и Вера Панова, как и в снятом годом ранее фильме Виктора Соколова «Друзья и годы», пытаются объять необъятное, совместив в одной картине множество разнообразных сюжетных линий. На мой взгляд, им это удаётся в меньшей степени. «Друзья и годы» держатся на отсутствии главного героя, доминирующего персонажа. Только так удаётся авторам передать многообразие жизни, показать сложное сплетение судеб. В «Рабочем посёлке» есть история семьи Плещеевых, разыгранная сильными актёрами. Герой Борисова — мощный центр сочувствия и по сравнению с его драмой все остальные истории воспринимаются, как излишние придатки. Каждый раз ждёшь, когда же на экран вновь вернётся Олег Борисов в сложной роли, с которой он блестяще справился. Такой же неровной является и режиссёрская работа. То сцены удивляют примитивностью, то красивыми длинными кадрами и тонкими мизансценами (в целом надо сказать, что «Друзья и годы» визуально изобретательнее). «Рабочий посёлок» и «Друзья и годы» объединены фигурой Алексея Германа. На съёмках картины Венегрова он работал вторым режиссёром, а «Друзья и годы» причислял к своим любимым фильмам. Возникает ощущение, что Герман взял из «Рабочего посёлка» то лучшее, что там было — длинные, насыщенные внутренней жизнью мизансцены, и развил их в своём кино. То, что у Венгерова встречалось эпизодически, у Германа стало основой киноязыка.
Из шедевров мирового кино «Рабочий посёлок» ближе всего, наверное, к фильму Уильяма Уайлера «Лучшие годы нашей жизни», который тоже посвящён проблемам адаптации ветеранов. Ведь если отбросить побочные линии фильма Венгерова: христианство в СССР, сталинские репрессии, вдовья доля, то останется именно горе человека, который по-прежнему живёт прошлым. Мирная жизнь для Плещеева кажется невозможно трудной, и он не воспринимает себя в отрыве от уже прошедшей войны, так как она даёт ему статус ветерана и героя, из которого он черпает оправдание своего алкоголизма. Показательно, что фильм Уайлера снят сразу после войны, а «Рабочий посёлок» — через 20 лет. Дело здесь в том, что настоящая мирная жизнь у нас началась лишь со смертью Сталина. Этот принципиальный рубеж показан как в фильме Венгерова, так и в «Председателе» Алексея Салтыкова, «Чистом небе» Григория Чухрая.