Just street-football

Арена Лютеция – сохранившаяся древнеримская арена I века почти в самом центре Парижа. В былые времена вмещала 17000 зрителей. Сейчас по краям растят растят виноград, а на арене играют в петанк и футбол, благо есть естественные ворота. Попасть сюда случайно очень трудно, так как арена стоит внутри квартала и ни с какой улицы не видна.

La cathédrale Notre-Dame d’Amiens

Собор Амьенской Богоматери — самый большой готический собор Франции по своему внутреннему объему и второй в стране по высоте сводов после Собора Святого Петра в Бове. Именно в Амьенском соборе хранится лицевая часть головы св. Иоанна Предтечи, вывезенная крестоносцами из Константинополя в 1204 году. Демонстрируется святыня, правда, всего два-три раза в год.

La cathédrale Notre-Dame d'Amiens

Une vue sur le Centre Pompidou depuis la rue Ménilmontant

Высшая точка квартала Менильмонтан, воспетого Дмитрием Кирсановым в одноимённом фильме 1926 года — 108 метров. Чуть к северу находится второе после Монмартра (с разницей в 13 мм, если считать только общественную землю) самое высокое место Парижа — холм Бельвилль (128,15 метров от уровня моря).
Видимый вдали яркий Центр Помпиду — музей современного искусства — находится в низинном квартале Марэ, на месте бывшего болота на правом берегу Сены. Высота от уровня моря — не выше 35 метров..

Paris Stalker

Если парк, о котором я писал в прошлый раз, парит над городом, но сегодняшний объект изучения ровно наоборот находится ниже уровня земли.
La Petite Ceinture, или «маленький пояс», как ни странно, тоже когда-то был железной дорогой. Как и Москва, Париж имеет кольцевую структуру. И как в Москве почти на уровне ТТК проходит МЦК, то и в Париже как раз в районе окольцовывающего город бульвара Периферик когда-то проходила замкнутая в круг железная дорога общей длиной 32 километра. Существенная часть этой дороги была упрятана в тоннели и не была видна из города. В 1993 году линию закрыли, но демонтировать не стали. При отсутствии какого бы то ни было плана застройки, землю, принадлежащую французскому аналогу РЖД под названием SNCF, частично приспособили под линейные парки. В общей сложности в Париже есть полдюжины километровых фрагментов «Маленького пояса», доступные для публики. Всю открывать не стали, так как во-первых, длинные тоннели не очень пригодны для гуляний, а во-вторых, именно из бывших железнодорожных тоннелей на изрытом шахтами юге города проще всего попасть в катакомбы, которые, как я вижу, хоть и патрулируются, но не сильно охраняются. Разумеется, закрытые участки мгновенно облюбовали клошары и катафилы (любители катакомб), а открытыми наслаждается почтенная публика.
Попасть на открытый кусок не сложно, но надо знать точно, где вход, ибо их на самом деле, довольно мало. Я давно собирался пройтись по Маленькому поясу, но первый раз, как ни странно попал туда совершенно случайно — я шёл в другой парк и свернул ради разнообразия на маленькую улочку, где увидел между домами лестницу вниз…
Маленький пояс представляет собой совершенно завораживающее зрелище. Это своеобразная квинтэссенция любимого Тарковским понятия «саба», когда природа берётся за рукотворные объекты. Службам, поддерживающим этот парк, удалось сохранить ощущение классических городских руин — брошенных станций и туннелей, заросших дикими растениями. Это абсолютно ландшафты «Сталкера» и вот-вот ждёшь, когда из темноты очередного туннеля выедет вагонетка с Кайдановским. Самое поразительно, конечно, не сама эта атмосфера — в России, например, подобных мест пруд пруди — а незаметное соседство с нормальным городом, одной из самых передовых и важных столиц Европы и мира. Стоит лишь поднять глаза наверх и над укрытыми плотной зеленью отвесными стенами бывшей железной дороги, увидишь совершенно обычные дома. А если глаза опустить, то переносишься в другое место и время, словно и нет в радиусе двухсот метров изящной османовской архитектуры.

la Couleée verte Reneé-Dumont

Постепенно у меня дошли ноги до тех мест, куда не попадаешь при туристическом режиме визита в Париж с посещением двух-трёх музеев в день. В частности, речь идёт о парках французской столицы, которые бывают довольно-таки разнообразными.
Итак, la Couleée verte Reneé-Dumont (Зелёная аллея Рене Дюмона) или бывший la Promenade plantée (не знаю, как точно и красиво перевести на русский этот «растительный променад»). Этот променад относится к линейным паркам и растянулся он почти на пять километров — от самой Оперы Бастилии (новая опера, построенная почти на месте старой тюрьмы) аж до бульвара Периферик (аналог московского ТТК с точки зрения географического удаления от центра и МКАД с точки зрения граничной функции). При этом самой интересной частью Зелёной аллеи являются его первые полтора километра, ибо они идут над землей. Когда-то на месте новой Оперы располагался вокзал Бастилии с короткой железно дорогой (менее 100 км), идущей в Вернёй-л’Этанг (Verneuil-l’Étang). В 1969 году ветку закрыли за ненадобностью и от неё остался длинный узкий виадук, который в итоге приспособили для прогулок местных жителей.
Ширина парка составляет всего 10 метров, длина — почти 1500 метров и идёт эта полоса зелени на высоте третьего-четвёртого этажа, никоим образом не пересекаясь с городом! Это ровно то, о чём я писал месяц назад применительно к городской организации пространства. Дорога зелени парит над землёй и ты можешь прошагать треть парижского радиуса, не спустившись на землю, не столкнувшись ни с одной машиной, переходом или светофором, наслаждаясь питьевыми фонтанами и скамейками, спрятавшимися среди зарослей (в том числе, бамбуковых). На одной из фотографий можно будет увидеть, как Алее разрезает дом надвое. Дополнительное удовольствие от этого «полёта» заключается в возможности близко рассмотреть парижские крыши, задние дворы, балкончики, брандмауэры, чердачные окна и трубы — все те прелести старого городского пейзажа, которые мне так дороги с детства.
В следующий раз напишу о схожем, но принципиально другом виде парков, о парке, который находится ниже уровня города.
P. S. Подобные ощущения были у меня в конце прошлого века, когда открыли ТТК. Местами действительно казалось, что это воздушная дорога, которая парит над городом, не касаясь его. Сейчас ТТК уже куда более застроено со всех сторон, да и куда более привычно, и этот эффект пропал.

Rue des Eaux

Моя любимая улица Парижа была найдена абсолютно случайно, когда одним зимним вечером я отправился по мосту Бир-Хакейм (самый кинематографичный мост Парижа, по-моему) искать квартиру Жосса Бомона, главного героя фильма «Профессионал». В принципе, в этом районе и так находятся три моих самых любимых дома Парижа, но я никак не ожидал, что за одним из углов площади Чарльза Диккенса будет скрываться это чудо.
Итак, встречайте — Rue des Eaux (улица Вод), точнее её вторая, 63-метровая пешеходная часть.
В Париже в общей сложности 109 лестниц, которые соединяют улицы на разных уровнях (большая часть, разумеется, находится на Монмартре и в Бельвиле), но эта улица-лестница совершенно уникальная. Она не просто высокая (точный перепад мне неизвестен, но судя по карте, метров 15), как лестницы Монмартра, она при этом очень-очень узкая из-за зажатости между высокими домами. В итоге возникает поразительное ощущение средневекового прохода, которые во всю встречаются во французских горных деревнях, но совершенно не ожидаешь увидеть нечто подобное в XVI округе Парижа — одном из наиболее затронутых османовской перестройкой города. Исключительно атмосферное место именно благодаря своей уникальности по отношению к окружающему ландшафту.

Brocantes

Народное французское развлечение — любительские блошиные рынки, так называемые vide-greniers. В США это называется гаражная распродажа, а во Франции в дословном переводе получается чердачная распродажа. Vide-greniers принципиальное отличаются от профессиональных блошиных рынков (la brocante) именно тем, что здесь в основном торгуют обычные люди, а не профессионалы антиквариата. Если блошиные рынки находятся в конкретных местах и работают постоянно (рынок в Сент-Уэне, рынок на площади Алигр, букинистический рынок возле парка Жоржа Брасана), то vide-greniers проводятся нерегулярно. Призваны они не только помочь французам, который столетиями ничего не выбрасывают (вы же помните мой рассказ о парижских подвалах?), извлечь выгоду из накопившегося барахла, но и оживить внутриквартальную жизнь. В разных округах Парижа периодически выделяются отдельные улицы под чердачные распродажи. Каждый желающий (приоритетом пользуются местные жители) может заплатить пару десятков евро за возможность разложить на столиках свои вещи. Желающий набирается много — порой встречаются почти километровые ряды торговцев, окружённых толпой покупателей. Конечно, встречается целенаправленная торговля одеждой или дисками (Cd, винил), но большинство действительно выкладывает всё подряд — от антикварных ружей до голов кабанов, от семейных фотографий позапрошлого века до икеевской б/у посуды. Какой-то столик будет завален детскими машинками, какой-то — выглядеть так, словно владелец ограбил запасники музея Бранли (столик с африканскими масками). Разброс цен на антиквариат огромный — от 5€ за книгу конца XVIII века до 1500€ за книгу того же периода.

Paris IKEA

Замечательное и совершенно неожиданное удобство Парижа заключается в том, что практически в самом центре города, в двух шагах от площади Согласия, оригинальную церковь Мадлен окружают сразу три больших магазина домашнего хозяйства: Darty, Leroy Merlin и даже IKEA.
Чтобы понимать уровень этого квартала: за соседним углом находится штаб-квартира Chanel (31 rue Cambon), в паре сотен метров — секретный отель Le No Adress для знаменитостей уровня Леонардо Ди Каприо (7 rue Tronchet), прямо над входом в Darty — икорный ресторан Caviar Kaspia.
Для меня это удивительно, если учесть, что в Москве много лет нет не было магазина IKEA не то что в центре, а даже в черте города.

P. S. Справедливости ради, это, насколько мне известно, единственный магазин шведского мебельного гиганта в Париже.