«Destry Rides Again», 1939. Дитрих и Стюарт

Destry Rides Again 1939
«Дестри снова в седле» — комедийный вестерн Джорджа Маршалла. Джеймс Стюарт играет Тома Дестри — сына знаменитого шерифа, убитого выстрелом в спину. Тома приглашают в город Боттлнек помощником местного шерифа Вашингтона Димсдейла (Чарльз Виннингер). Городом заправляет шулер Кент (Брайан Донлеви) со своей подружкой Френчи (Марлен Дитрих), выступающей в местном салуне. После того, как Кент убивает очередного шерифа, звезду отдают местному пьянице Вашингтону. Почувствовав небывалую ответственность, Вашингтон трезвеет и зовёт в город Тома, у отца которого Вашингтон когда-то работал.
Шериф ждёт смелого ковбоя, мастера кольта, а из дилижанса выходит худой нескладный парень. Он не носит оружия и, строго следуя букве закона, первым же делом выселяет из ранчо фермера, который проиграл его Кенту в нечестной игре. Готовность Тома Дестри идти на компромиссы и его миролюбие успокаивает Кента, и бандит перестаёт обращать на парня внимание. Усыпив бдительность Кента, Дестри с помощью местного шута Бориса Ставрогина (Миша Ауэр) начинает искать тело прежнего шерифа…

Destry Rides Again 1939
Формально первый вестерн Стюарта интересен тем, что актёр здесь принципиально играет антигероя вестерна, почему и ведут его историю появления в этом жанре обычно с 1950 года, с «Винчестера ’73» Энтони Манна и «Сломанной стрелы» Делмера Дэйвса. Дестри не умеет скакать на лошади; стрелять умеет, но револьвер берёт в руки от силы минуты на две экранного времени. Том Дестри верит, что порядок можно навести исключительно честностью и силой характера. В Томе гораздо больше общего с мистером Смитом из фильма Фрэнка Капры того же года, нежели с героями вестернов Манна и Дейвса. Интересно, что сам Стюарт потом пытался максимально уйти от Тома Дестри, создавая циничных и жестоких героев, а прозорливый Джон Форд именно из Тома Дестри создал Рэнсома Стоддарда («Человек, который застрелил Либерти Вэланса»), на мой взгляд, лучшее экранное воплощение Стюарта в жанре вестерна.
Что касается самого фильма, то его отличают приличный бюджет и ловкость, с которой комичные водевильные номера и песенки Марлен переходят в довольно драматичный финал. Мне, правда, кажется, что вестерн — не самый подходящий жанр для Марлен Дитрих, судя по этому фильму и «Пресловутому ранчо».

«Objective, Burma!», 1945. США на всех фронтах

Objective Burma 1945
«Цель — Бирма!» — военный фильм Рауля Уолша, изображающий невозможный в реальности рейд американцев на Юго-восточном азиатском фронте. 36 десантников под предводительством капитана Нельсона (Эррол Флинн) вместе с журналистом Марком Уильямсом (Генри Халл) забрасываются в Бирму для уничтожения радиолокационной станции, находящейся в глубоком японском тылу. Операция проходит быстро и легко, но японцы не дают американским самолётам сесть на единственную в этих краях взлётную полосу. Нельсону приходится пробираться сквозь джунгли к американским частям. Отряд разделяется. Через пару дней в бирманской деревне Нельсон находит изуродованные длительными пытками тела соратников. После этого японцы срывают поставку продовольствия и оружия, да ещё и от командования поступает приказ двигаться в сторону противоположную линии фронта. Сходит с ума Уильямс, а Нельсон сжав зубы, ведёт свой отряд выполнять губительный приказ…

Objective Burma 1945
Фильм Уолша отличает продуманный и точный монтаж, а также небывало сдержанная игра Эррола Флинна. Его довольная, щёгольская улыбка довольно быстро сходит с лица капитана Нельсона и уже не возвращается до конца фильма. В данной картине Уолш сторонится изобразительного психологизма: актёры играют достаточно просто, характеры принципиально не проработаны (ср. «Нагие и мёртвые», где каждый персонаж — отдельный мир), а лишь намечены лёгкими чёрточками. Единственным исключением является, пожалуй, Марк Уильямс — журналист, который пошёл с блокнотиком на фронт из-за стыда за то, что он отсиживается в кабинете. Также сдержан и великий оператор Джеймс Вонг Хоу. Кроме зрелищной ночной битвы, изображение в целом «серое», чего, видимо, и добивались создатели. В фильме Уолш обращает пристальное внимание на механические действия своих персонажей, пытаясь через монотонную фиксацию повседневной солдатской работы погрузить зрителя в мир войны. В итоге получается своеобразный солдатский дневник, без красивых лирических отступлений и заумствований. Закономерный для военных фильмов хэппи-энд здесь оборачивается не столько радостью триумфаторов, сколько усталостью простых работяг.

P. S. Почти документальной фиксации работы полиции Уолш позже уделит много места в «Белой горячке».